Нормы семейного права в риме

Только после смерти мужа его имущество переходило к жене (и детям) в порядке наследования. Конечно, осуждение первого из соучастников, при существовавшей в судебной практике широте рассмотрения обстоятельств дела. являлось как бы одновременным нравственным осуждением и других соучастников. Но юридического значения для других соучастников осуждение одного из них еще не имело. Применительно к когнатскому родству следует различать линии и степени. Юристу, применяющему закон, необходимо уметь проанализировать и общую норму закона, и фактический состав конкретного жизненного случая и в конечном итоге сделать правильный вывод. Обе эти системы при практическом применении находились в постоянном взаимодействии; наблюдалось взаимное влияние одной системы на другую.

Смотрите также: Статьи по семейному праву

Это позволят по-новому решать вопрос о соотношении компетентных правопорядков. Римское право явилось образцом или прообразом правовых систем многих других государств, является исторической основой романо-германской (континентальной) правовой семьи. Затем пару подводили к алтарю, на котором в жертву приносилась свинья (реже овца или вол[5]), чтобы по внутренностям узнать у богов, будет ли брак счастливым. При наличии нескольких кредиторов должника могли рассечь на части. Там помогают разобраться в многочисленных правовых актах и найти правильный способ действий. Истец и ответчик излагали дело перед магистратом в любых выражениях, принимая во внимание прежде всего свой действительный интерес и обстоятельства реальные, а не то, что предполагалось по аналогичному случаю требованиями древнего права, как то было ранее. Все латинские колонии, которые римляне вывели, начиная с 486 г., получали уже только jus commercii, — а латинские колонисты (latini coloniarii) могли стать полноправными римскими гражданами только в том случае, если они в своем городе занимали высшую магистратскую должность. 3) Peregrini. Наконец, усыновить вправе лишь тот, кто сам является persona sui juris, ибо patria potestas могла принадлежать только ему. После окончания речей допускалась altercatio: обвинитель задавал краткие вопросы, на которые защитник или обвиняемый давали ответы для выяснения спорных моментов обвинения и защиты. Цицерон в своей речи в защиту Клуенция очень красочно описывает такой уход из суда Фабриция, обвинявшегося в подстрекательстве к отравлению.

Похожие записи: