11 глава отцы и дети краткое содержание

Евгений в ответ обвинил его в том, что он также живет бессмысленно, как и другие аристократы. Хорошо. Мы, конечно, с Ариной этого не ожидали. Она сначала робела, но постепенно стала к нему привыкать. И тут умерла от холеры ее мать. Глава 9 Володя уже не может думать ни о чём и ни о ком, кроме неё, и сравнивает себя с мягким воском в её руках. Аркадий покраснел от удовольствия. “Однако позвольте, — заговорил Николай Петрович. — Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить”. “Это уже не наше дело… Сперва нужно место расчистить”, — ответствует Базаров. Совсем другое чувство — не то, что испытывал он сам. При Суворове служил и все рассказывал о переходе через Альпы. Арина Власьевна тоже не ложилась и, чуть отворив дверь кабинета, то и дело подходила послушать, «как дышит Енюша», и посмотреть на Василия Ивановича.

Смотрите также: Прекращение права на наследство

Слуги тоже хорошо относились к Базарову, хотя он над ними подтрунивал. Василий Иванович молча ему прислуживал; Арина Власьевна вошла к нему и спросила его, как он себя чувствует. Он отвечал: «Лучше» — и повернулся к стене. Павел Петрович, раздраженный и решительный, ждал только повода, чтобы накинуться на врага. Но Базаров сидел себе да пил чай, чашку за чашкой. Николай Петрович помог девушке, и потом ему долго мерещилось ее чистое, нежное лицо, невинные, слегка раскрытые губы. Как раз дурак дураком станешь. Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там — хвать! Хоть сейчас в анатомический театр». Через три дня друзья приезжают в Никольское. В доме Одинцовой царствовал порядок, дворецкий был в черном фраке. Любовь — форма, а моя собственная форма уже разлагается. Анна Сергеевна вышла замуж без любви за холодного, но умного законника с твердым характером.

Похожие записи: