Вийон завещание малое завещание

Она любит рассуждения и аллегории, ее предмет — родовое (удел человеческий, природа, любовь, смерть), часто гражданские темы (родина, бедствия войны, распущенность нравов, роль сословий, положение народа), но сам поэт не является предметом своей поэзии, да и личность его мало в ней чувствуется. Франсуа подал два прошения о помиловании, но, желая избежать ареста, покинул Париж. Самая знаменитая — Баллада-молитва Богородице (Ballade pour prier Nostre Dame), которую Франсуа вложил в уста своей матери. Наконец, средневековая поэзия знала не только канонические жанры, темы, образы и формы, она знала и канонических авторов — тех, у кого эти формы нашли наиболее удачное и совершенное воплощение. Поэтому, когда его личность — против его собственной воли — все же приоткрывается, нас поражает не ее глубина, сложность или противоречивость — черты, которые мы привыкли ценить у современных поэтов, — а ее абсолютная неподдельность. Благодаря ходатайству о помиловании и просьбам друзей поэта, повешение заменили десятилетним изгнанием из Парижа. В ожидании приговора Франсуа написал «Балладу о повешенных». Памятник Франсуа ВийонаПосле 1463 года следы Франсуа Вийона теряются. Начало творчества Вийона совпадает с событиями, в некотором роде обозначившими рубеж Возрождения, — с изобретением книгопечатания и захватом турками Константинополя. Поэт делает вид, что не помнит, как звали испанского короля («…дело дрянь: не помню всех его имен»), чем принижает и его, и всех сеньоров минувших времен и показывает свое истинное, ироническое к ним отношение. Поэт отражает и такой общеизвестный факт средневековой жизни, как неграмотность народа, для которого книгами являлись иконы, фрески, витражи и другие детали церковного убранства. Эти события молодой Вийон описал в не сохранившемся комическом романе «Чертов бздёх», который он упоминает в «Большом завещании». В 1455 г. с Вийоном приключилась новая неприятность. 5 июня священник Филипп Сермуаз напал на него с ножом. Часто это «незначительные речи» (menus propos), ироническая всякая всячина, проходные стихи, функция которых — в движении к рефрену, в подготовке его утверждения. И именно так возникает жизнь целого, «разум» и смысл всей баллады — при всем беспечном «неразумии» хаотической формы кок-а-ляна.

Смотрите также: Бланк на оформление завещания

Правда, «принимая в соображение дурную жизнь помилованного Вийона», казнь заменили десятилетним изгнанием из Парижа и его окрестностей. Сложный тон смеха, народно-гротескное переплетение и даже слияние патетики с буффонадой обычны для лирики Вийона. Вийон кладет мотив былого великолепия в основу «Баллады о дамах былых времен» и «Баллады о сеньорах былых времен». Оба стихотворения включены в «Большое завещание». «Балладу о дамах былых времен» можно назвать характерным образцом искусства Вийона, который придает новое звучание известной теме. Перечисление можно продолжить, но и сказанного довольно, чтобы возник вопрос: в чем же в таком случае оригинальность и новаторство Вийона? Его настоящее имя — Франсуа из Монкорбье — сеньории в провинции Бурбоннэ. Например, в начальных строфах «Малого Завещания» Вийон пишет, будто покидает Париж, не вынеся мук неразделенной любви. Пародийная игра Вийона строится не на «выворачивании» и буффонном снижении пародируемых стилей, а наоборот — на максимальном и вместе с тем максимально притворном вживании в них. Неизвестно, какие прегрешения прежних лет всплыли в этот раз, но Вийон был подвергнут пытке и приговорен к повешению. Даже король Франции Людовик XI прославил своё правление тем, что даровал жизнь Вийону: без этого не было бы приведено в порядок и закончено «Большое завещание». И сейчас, больше чем через пятьсот лет, мы должны быть благодарны французскому монарху — хотя бы за одно это. Что ж — экспериментаторы такого рода, искатели чувственности доказали, на мой взгляд, лишь одно: «таверны и шлюхи» более не способны породить поэзию — точно так же, как на это не способны философия, культура, искусство, филология, благородство, добросовестность — как и любая иная панацея. При чтении «Завещания» нельзя освободиться от ощущения присутствия исповедующегося, ибо это не плавный рассказ, а взволнованная исповедь.

Похожие записи: